^ Наверх

Дата публикации: Июнь 2017
Издательство: Деловой Петербург

 

Павел Андреев: "Самое главное — это переговоры"

 

Руководитель строительной компании "Л1" Павел Андреев накануне передачи ключей дольщикам жилого комплекса "Лондон Парк" рассказал "Деловому Петербургу", почему масштабные проекты экономкласса оказались наиболее подвержены кризису, как был придуман формат "квартир по цене комнаты" и почему каждому девелоперу нужен свой вишневый сад.

 

— В мае была сдана в эксплуатацию первая очередь комплекса "Лондон Парк". Почему для ее завершения потребовалось так много времени?

— Для нас сдача в эксплуатацию первой очереди "Лондон Парка" — это настоящая победа. Именно "Лондон Парк" сильнее других наших объектов пострадал в кризис. Это наш крупнейший объект — только первый этап более 100 тыс. м2, а чем масштабнее объект, тем больше он подвержен любому кризису. Кроме того, в кризис покупатели квартир экономкласса больше подвержены паническим настроениям, а если их еще подогревают со стороны, как было в нашем случае, то негатив распространяется очень быстро. Плюс к этому стадия готовности "Лондон Парка" в тот момент была невысокой. И наконец, в кризис банки потребовали досрочного возврата кредитов, деньги пришлось посылать банкам, а не на стройку.

 

Сочетание всех этих факторов привело к тому, что "Лондон Парк", являясь самым ярким и новаторским проектом экономкласса в Петербурге, попал в наиболее трудные условия. Злые языки уже "похоронили" проект, но мы справились! И я с удовольствием поздравляю наших клиентов со сдачей первых корпусов "Лондон Парка".

 

— Какие антикризисные меры вы предпринимали, чтобы активизировать строительство?

— Самое главное — это переговоры. Во–первых и в–главных, с дольщиками. Они формируют атмосферу в целом по рынку, и если люди настроены негативно, то очень сложно ситуацию переломить. Поэтому на протяжении всего строительства мы были максимально открыты для дольщиков, организовывали собрания, экскурсии на стройку, выкладывали отчеты о ходе строительства.

 

Я сам многократно встречался с нашими клиентами и объяснял им, что трудности временные, что объект не будет брошен и мы, невзирая ни на что, его обязательно завершим. И нам поверили, и сейчас через вашу газету я искренне говорю нашим клиентам спасибо за доверие и терпение, проявленные тогда.

 

Во–вторых и в–прочих, мы договаривались с банками, подрядчиками, с поставщиками. Сейчас, кстати, наша кредитная нагрузка минимальна. Погасили мы ее за счет денег, вырученных с продажи части участков нашего земельного банка, который на момент кризиса составлял около 100 га. Наш земельный запас был хорошей "подушкой безопасности" тогда, и сегодня он добавляет нам уверенности и перспективы.

 

— Насколько современным остается этот жилой комплекс сегодня?

— Я видел, что с начала 2000–х годов на Западе в наиболее продвинутых комплексах создается внутренняя инфраструктура. Причем не школы или детские сады, которые у нас положены по нормам и возводятся всеми застройщиками фактически принудительно, а в формате клуба для жильцов. На закрытой домовой территории строится отдельное красивое здание, в котором находятся бассейн, спортивные залы, комплексы для проведения досуга, для детского развития и отдыха и т. п. Меня захватила идея реализации такого проекта у нас. Но на Западе такой клубный формат используется только в домах бизнес–класса и выше. Мы же искали новые возможности реализовать его и в экономклассе. Именно поэтому "Лондон Парк" не просто современен, а абсолютно уникален.

 

Сейчас здание, где будет располагаться клуб, уже возведено под крышу. На мой взгляд, такого набора услуг, который предполагается в комплексе, не существует ни в одном комплексе экономкласса не только Петербурга, но и Москвы. Там, например, два бассейна и больше 10 залов, которые форматируются под разные мероприятия и задачи.

 

Еще одна уникальная особенность "Лондон Парка" — в его названии. Мы действительно хотим сделать в центре застроенного района небольшую, но красивую парковую зону. Мы планируем посадить около 100 вишневых деревьев и березовую аллею. Когда вишни цветут, это очень красиво, и я надеюсь, что это станет любимым местом отдыха и предметом гордости жителей "Лондон Парка".

 

— Как по срокам распланированы дальнейшие действия по "Лондон Парку"?

— Сейчас мы начали передачу ключей. И до конца года поэтапно мы должны заселить всю первую очередь. Летом или осенью мы высадим вишневый сад. Сдача второй очереди запланирована на конец 2019 года. Та скорость, с которой мы строили последний год, уже плановая, мы не выпадаем из графика и вернулись на нормальные докризисные темпы, которые удовлетворяют наших клиентов и соответствуют хорошей скорости стройки на рынке.

 

— Сколько всего жилья сейчас строит "Л1"?

— Сейчас в стройке одновременно находится примерно 1 млн м2 жилья, и все наши проекты находятся в завершающей стадии строительства.

 

Расскажу о самых знаковых. В первую очередь, это комплекс бизнес–класса "Премьер–Палас", который находится на берегу Невы, с видом на Крестовский остров. В комплексе несколько очередей, некоторые уже сданы и заселены, а часть будет введена до конца года, последняя очередь в следующем году. Еще один комплекс бизнес–класса — "Граф Орлов", который мы строим также в отличной локации, у станции метро "Московская". Кстати, в этом году "Граф Орлов" стал финалистом престижной премии Urban Awards как лучший жилой комплекс бизнес–класса. Часть корпусов "Графа Орлова" также уже введена в эксплуатацию, часть будет сдана до конца этого года.

 

— А в других городах?

— Мы активно строили в Москве до кризиса. Также в Сочи мы недавно сдали первые три башни комплекса "Морская симфония", который расположен между Адлером и Сочи, недалеко от моря и с прекрасным видом на него. Дальнейшее строительство пока на стадии рассмотрения инвестиционной привлекательности. Возможно, в случае предложения хорошей цены за участок мы его продадим и сосредоточимся на Петербурге.

 

— Сколько жилья вы планируете сдать в этом году?

— Не меньше 100 тыс. м2. Это "гроссмейстерское" число, которое показывает, что компания крупная и входит в число лидеров петербургского рынка. В 2016 году, например, мы заняли первое место в городе по объему возводимого жилья бизнес–класса. Мы не гонимся за тем, чтобы успеть что–то сдать в декабре, но если получится, то можем сдать и больше.

 

— Вы первыми вывели на рынок студии — РИАЛ. Чувствуете ли себя первопроходцами?

— Ох, какой вопрос! Сейчас это уже история. На тот момент это был огромный вызов и большой риск. Представьте, если бы после многомиллионных вложений в этот формат и его рекламное продвижение (помните, квартира по цене комнаты) клиентам такие квартиры бы не понравились? Ведь до этого ничего подобного не было, а предлагаемое действительно было спорно. Чего стоило только решение предложить кухни без окна! Вот насколько люди, которые выросли в Советском Союзе, с идеологией разговоров на кухне, готовы были воспринимать такой формат? Но петербуржцам хотелось уехать из коммуналок, в квартиру со своей кухней, хоть и небольшой, со своим санузлом, с лоджией. И студии с тех пор и по нынешнее время — самый продаваемый формат, не только в нашей компании. Это убедило нас, что надо внимательно смотреть, что действительно нужно людям, и делать это, несмотря на консервативные догмы.

 

Дальше мы сделали супер–РИАЛы, миниатюрные двух и трехкомнатные квартиры. Совмещали кухни с гостиными — сейчас их стали называть квартиры с европланировками. Делали эксплуатируемые кровли, гибкие планировки, увеличивали и уменьшали балконы, делали кухни больше гостиных. Возможно, кто–то параллельно экспериментировал так же, как и мы, но мы об этом не знали, так что риск и полнота ощущений были полными.

 

Много идей остались нереализованными из–за наших СНиПов. Например, лифты с остановками через этаж или два. Пройти два марша не сложно, а экономия на себестоимости, а значит, и цене продажи есть. Клиентам выгодно.

 

А сегодня мы выступаем пионерами, запуская на рынке клубный формат "Лондон Парка", и я уверен, что за такими домами будущее!

 

— Как вы оцениваете изменения в законе о дольщиках, которые позволяют им, например, отсудить у застройщика неустойку при задержке строительства?

— Я считаю, что в желании обезопасить дольщиков во многом перегибается палка. Ввод объекта зависит не только от самого застройщика, но и от утверждения документации, порядок которого все время меняется, и от монополистов, которые часто задерживают подключение к сетям. Закон должен защищать не только дольщика, но и строительные компании, ведь в процессе участвуют две стороны. Сейчас же, пользуясь несовершенством закона, в процесс вмешиваются адвокаты, которые хотят на этом нажиться. Превращаемся в Америку, но с худшей ее стороны. А стоило бы понимать, что множество исков и их реклама могут просто остановить стройку, и пострадают в итоге сами дольщики. Застройщик вынужден платить штрафы из денег, которые должны идти на закупку, грубо говоря, кирпичей. Что будет, если стройки встанут, строители обанкротятся, а миллионы дольщиков останутся без квартир? Совершенно простые вопросы. Удивительно, что те, кто делает законы, их себе не задает.

 

— Планируете ли вы новые проекты?

— В первую очередь мы будем развивать существующие комплексы. Например, в "Лондон Парке" мы обсуждаем второй этап второй очереди, третью очередь — на более длительную перспективу. То же самое касается "Графа Орлова", который вводится корпусами. Мы хотим все эти комплексы завершить как можно быстрее. Что касается новых строек, то каждый раз мы взвешиваем, что нам выгоднее: продать участок или начать на нем стройку. Сейчас, например, мы готовим документацию по нескольким участкам площадью до 1 га. Но если нам поступит хорошее предложение, то мы их продадим, потому что это будет выгоднее для компании.

 

— Вы принципиально не строите за кольцевой?

— Мы всегда строим на территории, которая не имеет конкуренции внутри себя. Потому что если одну территорию осваивает сразу несколько девелоперов, то у них нет конкурентного преимущества, кроме цены. А это значит, что у них всегда есть риск недополучить финансирование и не достроить объект. Поэтому, когда все скупали земли на окраинах, мы стали покупать заводы и строить на бывших промышленных территориях, расположенных близко к центру.

 

— Компании "Л1" исполнилось 25 лет. С каким опытом вы подошли к этой дате?

— За 25 лет мы построили 3,5 млн м2 жилья, причем 1,5 млн м2 из них — за последние 5 лет. Это достойный показатель не только для Петербурга, но и в масштабах России. Это больше 150 зданий, как маленький город. Я с гордостью мимо них проезжаю, ведь в каждый из них вложены душа, труд и часть моей жизни.

 

— Как вы оцениваете перспективы рынка?

— В существующей ситуации, доставшейся нам еще с социализма, спрос обеспечен надолго. Город — это более 100 млн м2 жилья, а в год сдается чуть больше 2 млн м2. Город стареет быстрее, чем строится. То есть спрос есть всегда, но вопрос в том, готовы ли и имеют ли возможность люди вкладывать деньги, чтобы его реализовать. Кстати, одно из наших конкурентных преимуществ в том, что наш земельный банк формировался до кризиса, по старым ценам, и мы можем предложить покупателям более выгодные цены.

 

Биография

Павел Андреев

> Родился 5 апреля 1967 г. в Ленинграде.

> В 1992 г. окончил Ленинградский политехнический институт

> В 1992 г. на паритетных началах учредил совместно с Андреем Рогачевым компанию "ЛЭК Estate", в которой одновременно стал генеральным директором.

> С 2008 г. единолично контролирует "ЛЭК" (с 2011 г. — "Л1 — Строительная компания № 1").

 

 

Справка

"Л1" — Строительная компания № 1"

> Основана в 1992 г. (первоначальное название — "ЛЭК").

> В 2015 г. по объемам сданного жилья "Л1" вошла в пятерку ведущих строительных компаний города, введя в эксплуатацию 16 домов в четырех проектах общей площадью 190 тыс. м2.

> В 2016 г. компания "Л1" заняла первое место в Петербурге по объему возводимого жилья бизнес–класса.